ФорумФорум  РегистрацияРегистрация  Вход  

Поделиться | 
 

 Новое русское R&B: БЦХ о поэзии, предрассудках и пост-хип-хопе

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз 
АвторСообщение
ДиректорРуля
Admin
Admin
avatar

Сообщения : 356
Репутация : 10781
Дата регистрации : 2014-11-17

СообщениеТема: Новое русское R&B: БЦХ о поэзии, предрассудках и пост-хип-хопе   Пт Фев 06, 2015 1:44 am


В окончании минувшего годы не подписанный план БЦХ отпустил первый ауди альбом «Шрифт» в новом лейбле Hustle Flower,в каком месте сковал вестовый электрический R&B с стихами российских классиков — и одновременно оказался в область зрения наиболее различных изданий, с лироэпических вплоть до относительно «хипстерских» и «рэперских».
В начале своей карьеры The Weeknd тоже прятался от слушателя. Допустимо ли, что в грядущем ты станешь большеоткрытым и когда данный момент наступит? Откуда эта идея анонимности творчества?


В начале своей карьеры The Weeknd тоже прятался от слушателя. Допустимо ли, что в грядущем ты станешь больше открытым и когда данный момент наступит? Откуда эта идея анонимности творчества?

Я не делаю особенного акцента на анонимности. Примитивно мы подумали, что так для музыки будет отличнее. Если о человеке сложилось определенное суждение, он определенным образом выглядит — люди сразу же будут давать оценки, не слушая. А так песни сумеют обнаружить огромнее смыслов и зацепок в головах. Я не усердствую скрываться, нет такого «пожалуйста, не говорите кто я». Это существует теснее само по себе и откроется когда откроется.



Многие, слушая твою музыку, могут не полагать, что это стихи писателей Серебряного столетия. Как ты относишься к тому, что в современном мире люди почаще знакомятся с поэзией либо письменностью через фильмы и музыку?

Это примитивно порядок пророческой. Для меня лично увлекательнее читать книги, чем глядеть телевизор. Но теснее есть люди, которые живут по иным укладам. И исключительный метод донести до них те же стихи — это сделать что-то внятноедля них. Эти стихи увлекательны на многих ярусах. Я примитивно пытался добавить им новейший ярус понимания.

Маркус Миллер некогда сказал: «Есть музыканты как Джон Колтрейн, до которых необходимо дорасти. А Маркус Миллер — это ступень, дабы осознать Джона Колтрейна». И мне нравится быть сходственной ступенью к поэзии. В какой-то степени «Миньон» построен так, что если слушаешь его от начала до конца — он представляет собой ступени к пониманию этих стихов, от простого к трудному.



Откуда появилась идея альбома на стихи классиков?

Идея пришла очень просто. Играю в спектакле и слушаю стихи поэтов Серебряного века. Месяц проходит, два. Слушаю и понимаю, что очень нравится. Только не понимаю, чем и что в них есть. Как-то натыкаюсь на стихи Есенина «Ну кто ж из нас на палубе большой. Не падал, не блевал и не ругался?». И начинаю осознавать, о чём все эти стихи, пропуская их через себя.

Начинаю думать: где такие песни? В современной музыке теперь совсем другие слова. У какой-то девушки слышал песню, в которой она поет «любовь не продать на Сотбис». Ну какие Сотбис? Кто об этом говорит в повседневной жизни? Кто говорит о Сотбис, о Доу Джонсе, об акциях? Только брокеры, которые бросаются с небоскребов в России в данный момент.

В итоге пришёл к мысли, что в этих стихах гораздо больше меня, чем где-либо еще. Я понимаю, что я, наверное, нетипичный человек. Но мне свойственны типичные чувства. Поэтому я начал искать стихи. У меня была одна музыкальная зарисовка, думал, сделаю из нее айренбишную песню и продам, куплю новый айфон. В итоге средь «березочек и рощ» Есенина нашел «Не любишь не жалеешь», не самый безызвестный его стих, подставил — и за 15 минут это превратилось в песню.

Сейчас у тебя вышел новый сингл «Бесстыдные тени» — скажешь о нем пару слов?

В этой песне я хотел в последний раз на данный момент обратиться к поэтам Серебряного века и одновременно сделать реверанс в сторону традиционной соул/рнб музыки, с которой провел очень много времени в прошлом. Ничего из вышеперечисленного я не планирую в ближайшее время повторять.

Премьера трека БЦХ, «Бесстыдные тени»

Слушая твою музыку, перед глазами возникает образ читающего интеллигента, фанатеющего от истории и современной культуры одновременно. Проще говоря — возникает образ нерда, задрота. Причисляешь ли ты себя к таким?


Если считать нердами таких людей как Questlove, D’Angelo — я такой задрот. Мне нравится история и музыка. В два года я неосознанно решил заниматься музыкой, оторвав ножку стула и играя на ней как на гитаре. В четыре или пять изображал Чака Берри и страшно хотел понять, как устроена эта музыка. Наверное, нердовость в этом есть, научный подход: задать вопрос «почему», разобраться. Но вещи, к которым я применяю этот подход — не научные, я ближе к искусству. Почему это, почему так, что хотел сказать автор.


В детстве я хотел научиться играть рок-н-ролл, блюз. Потом мама отвела заниматься музыкой: я хотел гитару, но отдали меня на пианино. Пять-шесть лет я играл классику и не понимал, зачем. Потом подростковый возраст — отдельная тема. Там я начал слушать много хип-хопа. Пытался читать рэп, когда все мои мысли были о том, что я классный. Потом захотел играть джаз и поступил в колледж по классу ударных. Начал играть латиноамериканскую музыку. И понял, что вся музыка связана, что ее можно отследить от одного края до другого. В этом и проявилась моя тяга к истории в музыке.

Есть люди, которые ищут редкие пластинки, к примеру РЖБ. Но мне интересен не горизонтальный, а вертикальный срез. Мне интересно узнать всю историю. Это может быть срез от Джелли Ролл Мортона, который заставил меня переслушать 10 пластинок из записей библиотеки Конгресса США, где Мортон играет блюз под фортепиано и рассказывает про проституток, заканчивая неоднозначным Майлзом Дэвисом.

Мне очень нравится современная музыка. То что мне нравится, я беру, то что не нравится — не беру. Вот и всё.

То есть, тебе одинаково интересен хип-хоп и джаз?

Джаз — это культура. Есть бибоп, свинг, чикагский стиль. Есть хип-хоп: рэп, трэп, брейк и так далее. Одна культура выросла из другой. Раньше в хип-хопе семплировали джаз с пластинок, но сегодня этому больше некуда развиваться. Все современное, вроде трэпа, относится к культуре хип-хопа, но это уже пост-хип-хоп.

К примеру, есть Роберт Гласпер, который соединил хип-хоп и джаз. Как Бах в свое время выпустил «хорошо темперированный клавир», который позволил играть на клавишных по-новому, так и Гласпер выпустил свод правил, который позволяет играть хип-хоп живьем. Были TheRoots, но Гласпер сделал это более естественно, текуче. Он собрал все наработки и выпустил «язык».

Что тебе нравится из хип-хопа?

Когда мне было двенадцать, я любил Public Enemy, стиль Native Tongues: приджазованный темный хип-хоп на стыке с гангста-рэпом, с ломанными ритмами и рваными семплами. Любил Коммона, Талиба Квели, Мос Дефа. Мос Деф — самый Эмси Эмсиевич для меня. Но сейчас они все ударились в африканизм: это клево, но их музыка больше не имеет интернационального воздействия.

Сейчас нравится Childish Gambino, Лупе Фиаско. Очень нравится Канье Уэст! Начиная от его душевного периода на чикагском соуле, заканчивая экспериментами в «Yeezus». Он не повторяет себя и это здорово. Самое крутое, что в нём есть — это честность. Канье Уэст местами очень неумный. «Да, неумный я, да я такой, я обезьяна» — бывает, он говорит так. Но эти откровения, которые из него выходят… Канье по сути закрытый человек, замкнутый. Надо быть очень хорошим артистом, чтобы так себя выворачивать.

Работал ли ты с русскими рэперами?

Записывал музыку для альбома True Star «Титановое сердце». Мы продюсировали вместе с Максимом Трушниковым (Chajan Fantasta). Парни высылали слова, я анализировал и смог выдать музыку, которая их очень хорошо характеризовала. Очень цельный альбом получился.

Альбом «Титановое Сердце»


Была тема спродюсировать альбом Леши Косова (Ассаи), но на студии не был найден режим работы и в итоге ничего не вышло. Мне не нужно вдохновляться, я могу просто сесть за фортепиано и получить удовольствие. А Леша делает тогда, когда у него есть определенный настрой. В этом мы не сошлись, хотя до конца я не знаю. Мне кажется, у той музыки были большие перспективы. Но я бы все еще хотел сделать песню с ним.


Возможно, я бы записался с L’One или с Мотом. Например, если бы у меня была конкретная песня, где бы я видел L’One— я бы ее сделал. Если присутствие человека украшает песню — глупо иметь предрассудки.

С Бастой?

Хоть Баста. Хотя я не знаком с его творчеством совсем.

Причисляешь себя к тусовке? Инди, электронная сцена?

Я музыкальная проститутка (смеётся). Мне нравится то, что мне нравится, не взирая на жанры. Нравится тусовка Hustle Flower. В ней я не чувствую наигранности, всё честно происходит. В ней люди спокойно что-то делают, не пытаясь выдать себя за кого-то, кем они не являются.

Есть ли у тебя кумиры, ориентиры?

Я люблю Майлза Дэвиса; мне нравится Харрисон Форд, в плане бытия мужчины.

Еще помню Мэнни Калаверу из игры Grim Fandango: это скелет в загробном мире, который случайно отправил женщину не той дорогой, которую она заслуживала. И он пошел в четырехлетнее путешествие, чтобы все исправить, попутно став владельцем казино, капитаном корабля. То же обо мне — я хочу пройти путь, попутно став кем-то и сделав что-то. Не важно, музыка это или нечто другое.
Вернуться к началу Перейти вниз
 

Новое русское R&B: БЦХ о поэзии, предрассудках и пост-хип-хопе

Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу 
Страница 1 из 1

Права доступа к этому форуму:Вы не можете отвечать на сообщения
 :: Чтиво-